+7 (7172) 39-52-81

Телефон

+7 7172 57 11 82

Канцелярия

Китай как драйвер современной мировой экономики

Пройдя путь от всемирной фабрики, сегодня КНР стала одним из драйверов глобальной экономики. Один из удивительных результатов второго глобального интеграционного цикла – быстрое возвышение Китая, ранее воспринимавшегося многими западными экспертами как «отсталая» и «закрытая» страна третьего мира. Серьезного анализа заслуживает тема, как Китаю удалось в сжатые сроки совершить относительно безболезненный переход от плановой экономики советского образца к эффективной рыночной модели смешанного типа.
В мировой практике нет другого прецедента, кроме КНР, чтобы крупная экономика развивалась средневзвешенными темпами 9,5% в год в течение 40 лет, ни разу не имея отрицательных значений и тем более рецессии. На начальном этапе политики реформ и открытости в 1978 году объем экономики КНР составлял около 368 млрд юаней. А в 2021 г. ВВП КНР вырос в 276 раз, составив 101,6 трлн юаней или порядка 15,7 трлн долларов.
Китай обрел статус второй крупнейшей экономики мира, доля которой в общемировом объеме с 1,8% в 1978 году выросла до 17% в 2020 г. По этому показателю КНР уступает лишь США. Когда речь заходит о составляющих феноменально быстрого роста Китая, то зарубежные эксперты дают разнообразные объяснения. Но чаще всего называется удачная модель реформ, которую китайские власти разработали сами, не заимствуя извне.
Ошибочными оказались предсказания иностранных аналитиков о вероятности «жесткой посадки» экономики КНР и грядущем снижении темпов ее роста, вплоть до рассуждений о конце китайского «экономического чуда». Высокие темпы развития экономики в этой стране продолжались даже в периоды финансово-экономических кризисов. Несмотря на пандемию, в 2020 году после резкого экономического спада Китай начал быстро восстанавливаться и стал единственной страной, продемонстрировавшей рост (+2,3%), что еще раз доказывает жизнестойкость его экономики. На 2021 год КНР ожидает восстановления роста ВВП на уровне более 6%.
Обострение геополитического соперничества и торговых войн катализируют дробление глобального экономического пространства. Несмотря на снижение роли внешних факторов в своем развитии, Китай не отказывается от участия в процессе глобализации, что наглядно проявляется в инициативе «Один пояс, один путь». Соотношение между открытостью и опорой на свои силы в Китае трактуют диалектично: за счет открытости укреплять способность опоры на собственные силы, а опираясь на свои силы, еще шире открывать экономику.
В настоящее время продолжаются перебалансировка экономической структуры КНР и смена основного фокуса экономического развития Китая посредством снижения зависимости от экспорта и инвестиций, а также увеличения внутреннего потребления и сферы услуг.
Китай намерен преодолеть технологическую зависимость от Запада в определенных сегментах промышленного производства. Эта страна сейчас возглавляет процессы урбанизации, индустриализации и научно-технического прогресса всего развивающегося мира. КНР заняла нишу крупнейшего производителя промышленной продукции, на нее в середине 2010-х годов приходилось 60% мирового производства цемента, 50% стали, 55% первичного алюминия, свыше 40% цинка и свинца, 27% автомобилей.
Укрепление позиций Китая на магистральных направлениях научно-технического прогресса наглядно отражает изменение доли наукоемкого сектора в производимом ВВП. Сегодня доля хай-тек сектора КНР превышает 35% (в США – 38%). Совершив за последние десятилетия мощный рывок, Китай по доле в мировом производстве высокотехнологичной продукции в 2008 г. превзошел Японию, в 2012 г. — ЕС и вплотную приблизился к США. Он же занимает лидирующую позицию в мировом экспорте продукции наукоемкого сектора (24%).
После вступления в ВТО в 2001 году экспортный сектор КНР обрел ускоренную динамику: уже в 2009 г. КНР вышла на 1-е место по объему товарного экспорта и прочно сохраняет его. Ныне Китай в значительной степени определяет состояние многих товарных рынков, спрос на сырьевые товары, устойчивость развития мирового хозяйства в целом.
Современный Китай становится крупнейшим международным инвестором. КНР входит в тройку крупнейших мировых инвесторов наряду с США и Японией. Китайские инвесторы придерживаются избирательного подхода и идут в такие страны, которые гарантируют сохранность капиталов и их эффективное вложение на основе взаимовыгодности. Для деловых партнеров КНР особую важность представляет создание новых рабочих мест при осуществлении масштабных совместных проектов.
Увеличив за прошедшие 40 лет ВВП на душу населения более чем в 50 раз, Китай вошёл в категорию стран со средним уровнем доходов. По действующим стандартам ООН, более 700 млн бедных китайцев успешно вышли из бедности – это более 70% общего сокращения количества бедных во всем мире. КНР сейчас является крупнейшим и наиболее платежеспособным в глобальном измерении рынком сбыта с 400-милионным средним классом.
Вследствие стагнации спроса на зарубежных рынках теряла перспективность экспортная ориентация Китая, что предопределило перенос центра тяжести экономической стратегии на внутреннее потребление. Так, отношение товарного экспорта к ВВП в 2008 году составило 32%, а в 2019 г. этот показатель снизился до 17%. Полуторамиллиардный внутренний рынок в Китае продолжает расширяться, и многие зарубежные корпорации берут на вооружение лозунг «Делать в Китае для Китая», фактически становясь частью китайского бизнеса.
Куда идет современный Китай? Осуществив комплекс экономических и иных реформ в исторически сжатые сроки, страна нацелена наращивать достигнутое. Так, Председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул идею Шелкового пути 21 века и поставил масштабную задачу к 2035 году завершить первый этап социалистической модернизации и возрождения китайской нации, а к 2049 г., когда будет отмечаться 100-летний юбилей КНР, превратить ее в современную могущественную социалистическую державу.
Таким образом, у восточных границ Казахстана за 30 лет выросла крупнейшая динамичная экономика, которая, по некоторым экспертным прогнозам, к 2028 году станет уже первой на планете. Превращение КНР в полновесный центр силы с точки зрения технологической, финансовой и индустриальной мощи существенно расширяет поле для реализации экономических проектов деловых кругов соседних с Китаем стран. Кроме того, индустриальный капитал КНР активно ищет новые сферы приложения за рубежом. При этом основная часть средств будет выделяться через прямые инвестиции, кредиты, льготные займы, гранты на двусторонней основе. Пекин также намерен увеличить предоставление финансовых средств через Азиатский банк развития и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.
Примечательно, что Китай при реализации деловых проектов и предоставлении инвестиций не обуславливает их какими-либо политическими условиями. Пекин придерживается политики невмешательства во внутренние дела и ненавязывания своей модели государственного устройства. Конечно, нельзя упускать из виду потенциальную возможность попадания в долговую ловушку, что, впрочем, актуально и в отношении других крупных игроков – источников инвестиций и кредитов.
Экономическая модель КНР основана на использовании больших объемов энергоресурсов, чем богаты страны Центральной Азии. Во всем объеме китайского импорта энергоресурсов доля Казахстана, Туркменистана и Узбекистана занимает 3,4%. Поставки из Центральной Азии занимают 21% китайского импорта цинка, 20,9% — свинца, 10% — продуктов неорганической химии. Ставка Китая на расширение внутреннего потребления дает потенциальный шанс на экономическое ускорение всей Центральной Азии, поскольку для географически близких стран открываются перспективы наращивания экспорта в КНР. В этой связи актуальна проблема диверсификации поставок товаров в Китай с целью преодоления их преимущественно сырьевого характера. Для Казахстана особенно привлекательной является перспектива существенного расширения экспорта сельскохозяйственной продукции в эту страну.
В целом, соседство с динамично развивающимся Китаем с его колоссальными индустриальными и инвестиционными возможностями, емким потребительским рынком создает благоприятные возможности для устойчивого социально-экономического развития и эффективного использования транзитного потенциала Казахстана и других стран Центральной Азии.


Болат Нургалиев,
И.о. Председателя Правления АО «Институт внешнеполитических исследований» при МИД Республики Казахстан